Дети и воспитание Новости

Виноватые и невиновные. Вебинар и очная встреча для родителей «Травля в классе. Как помочь своему ребенку»

Группа компаний «Просвещение» и «Центр толерантности» продолжают серию совместных вебинаров в рамках всероссийского проекта «Родительский университет». 24 сентября эксперты предлагают поговорить о том, как родителям стать опорой для своих детей в ситуации школьного буллинга.ситуации школьного буллинга.

Мероприятие пройдет в двух форматах – очном и цифровом – в Центре толерантности (Еврейский музей). Экспертами мероприятия выступят директор Центра Анна Макарчук и ведущий тренер организации Елена Горинова. Речь пойдет о реальном и виртуальном пространстве буллинга, о роли жертвы и буллера, а еще больше о свидетеле, предпосылках, действии и последствиях травли. Все участники смогут задать свои вопросы в реальном времени и получить на них экспертный ответ.

  1. Как распознать буллинг и чем он опасен?
  2. Что делать родителям?
  3. Что делать ребенку?

Регистрация на мероприятие бесплатная. Желающим посетить вебинар онлайн нужно заполнить форму регистрации через сайт корпорации «Российский учебник». Если вы из Москвы и хотите принять участие в очной дискуссии, а также посетить залы Еврейского музея – заполните форму на сайте Центра.

В преддверии мероприятия Анна Макарчук и Елена Горинова рассказали, как школьная травля трансформировалась за последние несколько лет, какие подростки не вовлекаются в буллинг, и кто на самом деле должен нести ответственность за вспышки детских издевательств над сверстниками.

  • – Является ли тема травли в школе новой? Существует мнение, что современные дети стали куда более жестоки по сравнению со своими родителями, и, тем более, бабушками и дедушками. Так ли это? Или конфликты просто обострились?

Тема травли не нова. В каком-то смысле является новым сам термин «буллинг”. О нем мы услышали не так давно, в Советском Союзе использовали понятия “травля”, “издевательства в школе”.
“В последнее время лишь усложнились инструменты, способы травли. А механизм травли один, и он вечен”.

Это связано с распространением всевозможных онлайн-практик, чатов, групп. С выходом образовательного процесса в онлайн-режим добавились всевозможные механизмы травли в зуме, когда дети начали блокировать друг друга и даже педагога. Градус жестокости повысился, потому очень часто теперь свидетелями травли становится не только класс – это вообще выходит за рамки школы, переходит в сеть, в какие-то сообщества в соцсетях. Старая злая травля заиграла новыми красками.

  • – Проводили ли вы исследования, касающиеся возраста участников травли? Кто чаще всего оказывается в нее вовлечен в любой из ролей?

Исследования проводила Высшая школа экономики. Они показали, что чаще всего это младший подростковый возраст – 10-12 лет. Это ребята на выходе из начальной школы: 4-й класс, а также 5-й класс и шестиклассники. А, например, 11-е классы – самые спокойные, ведь у них есть много других интересных задач, вся энергия уходит туда.

  • – Вы упомянули, что занятые подготовкой к экзаменам дети менее вовлечены в процессы буллинга. Можно ли сделать вывод, что ребенок становится участником травли, когда он «не занят»?

Абсолютно верно.
“Травля возникает в тот момент, когда недостает иных смыслов для существования, и детям непонятно, во имя чего они здесь собрались”.

Дети пытаются найти себе смыслы. Потому что смысл определяет правила, по которым мы играем, и создаются такие болезненные правила в классе.

  • – К сожалению, и родители, и школа в последнее время склонны играть в перекладывание ответственности. «Атмосфера в школе – дело самой школы» – таков концепт родителей. «Воспитывает семья, а не учитель» – это версия учителей. Так чья же это прерогатива? Как настроить сотрудничество в этой непростой ситуации буллинга?

Простого рецепта нет. И если бы он существовал, он был бы уже использован. Правда в том, что в этой трагической игре в картошку мячиком становится ребенок. Это перекидывание ответственности превращается в противостояние между педагогами и родителями.

Я поделюсь результатами нашего исследования, оно проводилось среди педагогов, а не среди родителей, но что-то мне подсказывает, что картина будет зеркальная. Мы спросили учителей, кто и в каких пропорциях занимается профилактикой травли сейчас, и кто на самом деле должен это делать. Так вот, по словам педагогов, они занимаются этим гораздо больше, чем должны были бы заниматься, а родители – гораздо меньше.

Но на самом деле если говорить о том, как делится ответственность в процентном соотношении между учителями и родителями, то правильный ответ будет один – каждый ответственен за ситуацию на сто процентов. Педагоги должны на сто процентов заниматься профилактикой травли и предотвращением ее в тех ситуациях, где от них что-то зависит. А родители на сто процентов должны заниматься тем же, но только дома.

И только так мы сможем добиться результата. Именно поэтому наша программа называется “Каждый важен” – в одиночку здесь никто не справится.
“Только втроем – педагог, родитель и ребенок – только так мы сможем это преодолеть”.

  • – Одна из самых частых родительских позиций: “Мой ребенок – золотой, он не мог так поступить”. Есть ли реальная возможность как-то справиться с ситуацией?

На мой взгляд, это вопрос не про ребенка. Когда родитель встает в такую позицию, он защищает в первую очередь себя, свою родительскую компетенцию: «У меня не могло такого случиться!». От этого еще страшнее, потому что если мы работаем с внутренними субличностями, значит все уже очень запущено.

Только попытка децентрироваться, выйти из мнимого диалога с собой и расширить поле зрения приведет к пониманию, что сейчас речь идет не о защите родительской компетенции, а об интересах ребенка. Когда в поле зрения попадает именно ребенок, родитель может понять, что его сын или дочь, оказывается, может проявляться по-разному. И тогда к мамам и папам приходит осознание: родитель – тот человек, который отстаивает не собственные интересы, а интересы своих детей, родитель в ответе за развитие своего ребенка.
“Последствия для ребенка будут в любом случае. Неважно, в какой роли он был в конкретной ситуации травли – агрессор, жертва или молчаливый свидетель”.

Вам также может понравиться...

Добавить комментарий